КЛЮЧЕВЫЕ СТАТЬИ НОМЕРА

ESG И ЗЕЛЕНОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ: ОПЫТ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Журнал № 2 (16) 2022 Зеленая экономика
ESG (ENVIRONMENT – ОТВЕТСТВЕННОЕ ОТНОШЕНИЕ К ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЕ, SOCIAL – ВЫСОКАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, GOVERNANCE – ВЫСОКОЕ КАЧЕСТВО КОРПОРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ) – ЭТО ОБЩИЙ ТЕРМИН, ИСПОЛЬЗУЮЩИЙСЯ В ЭКОНОМИКЕ ДЛЯ ОБОЗНАЧЕНИЯ РЯДА ЭКОЛОГИЧЕСКИХ, СОЦИАЛЬНЫХ И УПРАВЛЕНЧЕСКИХ ФАКТОРОВ, ПО КОТОРЫМ ИНВЕСТОРЫ МОГУТ ОЦЕНИВАТЬ ПОВЕДЕНИЕ ОРГАНИЗАЦИЙ, В КОТОРЫЕ ОНИ РАССМАТРИВАЮТ ВОЗМОЖНОСТЬ ИНВЕСТИРОВАНИЯ.

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ВКЛЮЧАЮТ ВОЗДЕЙСТВИЕ ОРГАНИЗАЦИИ НА ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ И ЕЕ РАЦИОНАЛЬНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ. СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ ПОДРАЗУМЕВАЮТ ТО, КАК ОРГАНИЗАЦИЯ ОТНОСИТСЯ К СВОИМ СОТРУДНИКАМ, КЛИЕНТАМ, ПОСТАВЩИКАМ И СООБЩЕСТВУ, В КОТОРОМ ОНА РАБОТАЕТ. ФАКТОРЫ УПРАВЛЕНИЯ ОЦЕНИВАЮТ, КАК ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТАЕТ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЕЕ РУКОВОДСТВА, ОПЛАТЫ ТРУДА РУКОВОДИТЕЛЕЙ, АУДИТА И ВНУТРЕННЕГО КОНТРОЛЯ. ТАКИМ ОБРАЗОМ, ESG – ТРИ ПАРАМЕТРА, КОТОРЫЕ ФОРМИРУЮТ НЕКУЮ ФИЛОСОФИЮ БИЗНЕСА, КОТОРУЮ УЧИТЫВАЮТ И ИНВЕСТОРЫ.



ESG-инструменты финансирования


ESG-инструменты финансирования – это зеленые, социальные облигации и кредиты ESG-фирмам, т. е. фирмам, придерживающимся трех перечис­ленных принципов ESG.
Зеленое финансирование озна­чает обеспечение денежными сред­ствами (облигации, кредиты и т. д.) проектов, направленных на улучше­ние окружающей среды, смягчение последствий изменения климата и более эффективное использование ресурсов. На многих биржах мира открыты «зеленые» секции, на кото­рых обращаются зеленые облигации и акции ESG-фирм.

В Республике Беларусь ESG-фи­нансирование обычно называется «зеленым финансированием», хотя это более широкое понятие.

Основными инструментами ESG-финансирования являются:
  • зеленые акции, облигации;
  • зеленое кредитование;
  • гарантии финансирования зеленых проектов;
  • гранты;
  • кредиты;
  • инструменты зеленого страхова­ния;
  • финансовые льготы.

Прибыль – не единственная цель зеленых инвестиций, однако есть свидетельства того, что экологиче­ски безопасные инвестиции могут превзойти прибыль от более тради­ционных активов. Исследование, проведенное Morningstar Inc. в 2020 году, показало, что большинство устойчивых фондов получили зна­чительную прибыль.

Возможно, самой простой формой зеленого инвестирования является покупка акций компаний, имеющих экологические проекты. Многие ком­пании разрабатывают альтернатив­ные источники энергии и материалы, делают ставку на низкоуглеродное будущее. Некоторые компании, такие как Tesla, смогли достичь многомил­лиардной стоимости, ориентируясь на потребителей, заботящихся об окружающей среде.
Зеленые облигации – ценные бумаги с фиксированным дохо­дом, представляющие собой заим­ствования, чтобы помочь банкам, компаниям и государственным органам финансировать проекты, оказывающие положительное вли­яние на окружающую среду. Эти облигации, как правило, имеют на­логовые льготы, что делает их более привлекательными для инвестиций. В тройку крупнейших эмитентов зеленых облигаций входят США, Китай и Франция.

По оценкам Bloomberg, только в 2019 году в мире было выпущено зе­леных облигаций почти на 0,5 трлн долларов.

Является ли проект «зеленым»?


Первый стандарт для зеленых об­лигаций был предложен организа­цией Climate Bond Initiative (CBI) в 2011 году. Принципы размещения и обращения зеленых облигаций сформулированы Международ­ной ассоциацией рынков капитала (ICMA – International Capital Market Association).

К категориям проектов, являющих­ся «зелеными», относятся (но не огра­ничиваются ими):
  • возобновляемая энергия (в том чис­ле производство, передача, обору­дование);
  • энергоэффективность (например, создание условий для рациональ­ного расхода энергии в новых и отремонтированных зданиях, на­копление энергии, централизован­ное отопление и т. д.);
  • предотвращение и контроль загряз­нения (снижение вредных выбро­сов, контроль выброса парниковых газов, рекультивация почвы, сокра­щение и переработка отходов);
  • экологически устойчивое сельское хозяйство, биологическая защита растений, восстановление леса и природных ландшафтов;
  • сохранение наземного и водного биоразнообразия (включая защи­ту прибрежной и морской сре­ды);
  • экологически чистый транспорт (использование электроэнергии или гибридных систем, инфра­структура для электромобилей, снижение вредных выбросов);
  • устойчивое управление водными ресурсами и сточными водами (инфраструктура для чистой и/или питьевой воды, очистка сточных вод, различные формы смягчения последствий затоплений);
  • адаптация к изменению климата (более устойчивая к изменениям климата инфраструктура, системы наблюдения за климатом и раннего оповещения);
  • продукты, адаптированные к эко­номике замкнутого цикла (проек­тирование и внедрение многора­зовых, перерабатываемых матери­алов), и/или сертифицированные экологические продукты;
  • «зеленые» здания, соответствующие национальным или международ­но признанным сертификатам или стандартам.

Кроме зеленых стандартов CBI, в 2014 году под эгидой Международ­ного банка реконструкции и развития (МБРР) были разработаны Принципы зеленых облигаций (GBP – Green Bond Principles).

Эмитент зеленой облигации дол­жен сообщить инвестору цели эко­логической устойчивости проекта; проинформировать о процессе, с по­мощью которого он определяет, от­носится ли проект к категории «зеле­ных»; предоставить дополнительную информацию о процессах, посред­ством которых выявляются экологиче­ские и социальные риски, связанные с проектом, а также осуществляется управление ими.

Принципы GBP ограничивают направления привлекаемых средств, определяют процессы оценки и выбо­ра проекта, управления средствами, полученными от эмиссии, обеспече­ния отчетности.

Наиболее крупными эмитентами зеленых облигаций являются между­народные банки развития. Основные покупатели – пенсионные и страхо­вые фонды.

ESG-финансирование в Республике Беларусь


В Белоруссии насчитывается большое количество компаний, которые зая­вили о своей социальной ответствен­ности и проводят оценку экологиче­ских, социальных и корпоративных рисков. Однако среди белорусских компаний пока нет ни одной с при­своенным ESG-рейтингом.

Участниками Глобального догово­ра ООН (в нем говорится о Концепции устойчивого развития и объединя­ются три направления ESG) в респу­блике являются 28 компаний, среди которых – ОАО «АСБ Беларусбанк», ООО «Мобильные ТелеСистемы», компания «СофтТеко», ЗАО «МТ­Банк», ЗАО «Минский завод безалко­гольных напитков», ЗАО «БСБ Банк», ОАО «Пивоваренная компания Али­вария», компания Finteco, ОАО «БМЗ – управляющая компания холдинга «БМК», Ассоциация европейского бизнеса, ООО «ИНТЕРТРАНСАВТО», ОАО «Гродненский стеклозавод», ОО «Белорусское общество оценщиков», ОАО «Сбер Банк», ОАО «Криница» и другие.

Зеленый банкинг является одним из наиболее перспективных элемен­тов рынка устойчивого финансиро­вания в Республике Беларусь.

Например, Белинвестбанк пози­ционирует себя как «ЭкоЛогичный банк», что означает поддержку и финансирование «зеленых» проек­тов, создание «зеленых» продуктов. В 2020 году банк профинансировал строительство ветроэнергетической установки. Общая сумма финансиро­вания составила 15 млн евро.

Около 5% кредитного портфеля Альфа-Банка составляют кредиты на зеленую энергетику и сельское хо­зяйство.

Беларусбанк является участни­ком Глобального договора ООН в области корпоративной социаль­ной ответственности (КСО) с 2017 года. Банк поддерживает глобаль­ную компанию по повышению ос­ведомленности детей и молодежи о финансах.

Банк БелВЭБ также придержи­вается принципов КСО и с 2011 года осуществляет подготовку отчетности об устойчивом развитии, в том числе ежегодно раскрывает в ней события в сфере корпоративной социальной ответственности.

Торговая сфера Белоруссии тоже не остается в стороне от экологиче­ских вопросов.
Сеть гипермаркетов Green стала первым крупным ритейлером, под­писавшим соглашение о взаимной социальной ответственности и взаи­модействии в сфере экологии. Была открыта экологическая платформа на базе сети гипермаркетов, в рамках ра­боты которой будет осуществляться поддержка «экологически друже­ственного» производства продуктов бренда «Местное известное», продажа бумажных пакетов по цене пластико­вых, отказ от использования пласти­ковых трубочек, выделение грантов на развитие бизнеса (таблица 1)


ESG-риски


С тех пор как возникло ESG-финан­сирование, появился новый тип ри­сков: ESG-риски. Причем кроме тра­диционного риска «зеленого» (как и любого другого) проекта возникает риск «зеленого камуфляжа», т. е. ма­скировки проекта под «зеленый» с целью получения льгот.

Возникающие ESG-риски могут оказать негативное влияние на акти­вы, финансовое положение или репу­тацию банка. Они включают экологи­ческий риск, социальный риск и риск управления, а также в итоге влияют на прибыль и ликвидность банков.
К ESG-рискам относят также эко­логические риски обычных проектов, финансируемых банком.

ESG-риски включают риски в об­ласти окружающей среды, социаль­ной сферы и корпоративного управ­ления. Влияние может быть непо­средственным на банки (например, повреждение здания в результате стихийного бедствия) и на клиен­тов (изменения конъюнктуры риска, перебои в производстве и т. д.). Все это может привести к большему ко­личеству невыплаченных задолжен­ностей по кредитам.

В некоторых странах (например, в Ливане) к банкам, осуществляющим «зеленые» проекты, применяется бла­гоприятный пруденциальный режим в виде снижения резервных требова­ний, но только при подтверждении независимым центром того, что про­ект действительно относится к «зеле­ным» (таблица 2).

ESG-рейтинги


Основным преимуществом исполь­зования рейтингов ESG является возможность получения важной для деятельности компании ин­формации. Учитывая ESG-факторы, эмитенты могут увеличить акцио­нерную стоимость (например, бла­годаря надлежащему управлению рисками), одновременно способ­ствуя устойчивому развитию обще­ства. Также эти факторы оказывают значительное влияние на репута­цию компании.

Анализ ESG-информации может стать определяющим фактором при выборе инвестиций между компа­ниями с примерно одинаковыми финансовыми показателями: инве­стор сделает выбор в пользу копании с наиболее высокими показателями ESG.

ESG-рейтинги обычно использу­ются для оценки рисков и потенциала эмитента; при формировании порт­феля, соответствующего принципам ESG-инвестирования; для повышения осведомленности общества и контр­агентов.

ESG-рейтинг формируют незави­симые исследовательские агентства: Bloomberg, S&P Dow Jones Indices, JUST Capital, MSCI, Refinitiv и дру­гие. Они оценивают развитие компа­ний по трем критериям – E, S и G – и присваивают баллы по стобалльной шкале.

Например, конгломерат Kering (модные дома Gucci, Balenciaga, Saint Laurent) с 2019 года остается лидером рейтинга одного из наи­более уважаемых во всем мире ана­литических индексных агентств Morgan Stanley Capital International (MSCI) среди 28 компаний в сфере производства одежды и предметов роскоши, придерживаясь своей программы устойчивого развития, которая включает отказ от исполь­зования токсичной пластмассы на 99,8%, использование «регенериро­ванного» кашемира (создаваемого из отходов производства), запуск бесплатного онлайн-курса по со­знательной моде.

Единого подхода к формирова­нию рейтинга нет. Все агентства ана­лизируют открытые данные о ком­паниях, но считают баллы по-разно­му. Поэтому ESG-рейтинги разных агентств могут сильно различаться. Например, MSCI делит компании на три категории: лидеры с рейтингом АА и ААА; компании со средними показателями – А, ВВВ, ВВ и отстаю­щие – В, ССС (таблица 3).

В 2020 году крупнейшая аудитор­ско-консалтинговая компания EY провела опрос среди институцио­нальных инвесторов – страховых и инвестиционных компаний, пенси­онных и благотворительных фондов. В результате 98% респондентов заяви­ли, что строго отслеживают ESG-рей­тинг компании.

Регулирование ESG-финансирования


Сегодня в нормативных документах Национального банка Республики Беларусь и Центробанка России не выделяются заемщики с ESG-ста­тусом; особые правила и коэффи­циенты риска к таким кредитам не применяются. Сбербанк России вел дискуссии с ЦБ о том, что та­кие заемщики, как правило, более «прозрачны» и открыты в плане информации, фундаментально ста­бильнее, а значит, и риск по невы­платам у них ниже. Банк ВТБ также предлагал введение для зеленого фи­нансирования пониженного до 50% риск-веса, однако ЦБ России видит на данный момент риски в подоб­ных мерах.

Между тем многие крупные банки России (но не все) внедряют критерии оценки ESG-стратегий бизнеса для оценки платежеспособ­ности компаний. По опросу агент­ства «Эксперт РА» треть банков не планируют их внедрения, ожидая льгот при резервировании и сниже­нии риск-весов по ESG-кредитам от государства.

В то же время большинство миро­вых правительств в целях стимули­рования зеленого рынка используют такие меры, как снижение нормы резервирования для банков, повы­шение ликвидности, льготные на­логи. Так, США ввели для «зеленых» проектов сниженный налог на при­быль; страны ЕС – нулевой налог на газовый и электротранспорт, гене­рацию ВИЭ, а также снизили нало­говую нагрузку для предприятий, использующих ВИЭ; Китай ввел ну­левой налог по зеленым облигаци­ям и нулевой налог для компаний, основной деятельностью которых являются экологические проекты; Япония ввела пониженную ставку и базу налогообложения, дополни­тельные меры амортизации, а также освобождение от налога для газового транспорта.

Возможно, со временем данный опыт – как и опыт в области ESG в це­лом – будет полезен как для Республи­ки Беларусь, так и для Российской Фе­дерации.